November 23rd, 2007

Solitaire

Настроение.

Гурман. Эссе.

Ибо считаю себя знатоком радостей и прелестей мирских, и смею чаять, что знаю толк превеликий в различных блаженствах, поведаю вам о главной своей страсти - гурманство или, говоря языком православного христианина "чревоугодие".
  Был такой презабавный эпизод в истории славной российской армии, вскользь упомянутый Николаем Степановичем Гумилевым - поэтом серебряного века и великим знатоком азиатских и африканских пищевых изысков.
  Довольно многочисленный отряд русских военных оказался где-то в пустыне, без провианта, а также без малейших надежд на помощь. Солдаты, будучи простыми крестьянскими мужиками, гнушались потреблять в пищу змей и скорпионов, офицеры же, имея богатый опыт эстетского отношения к корму, прекрасно ощущали себя, запекая насекомых и ящериц на костре. Низшие чины не пережили второй недели, а аристократическое офицерство прожило более двух месяцев на пайке из различных, не пригодных для европейского вкуса, ингредиентов.
Впрочем, там, помнится, все равно все померли.
  От лихорадки или еще какого поветрия.
  Сейчас это уже точно не важно.



Meret Oppenheim,  (Le Déjenuere en fourrure), 1936, Museum of Modern Art, New York City